vladКочетков Владимир

Старший юрист практики ІТ-права

27.05.2021

 

Не так давно по Сети прокатилась волна новостей о «налоге на Google», предложенном законопроектом №4184 и принятом в первом чтении парламента 17 февраля 2021 года. Реакция на нормативный акт оказалась смешанной: обыватель традиционно поворчал на жадность властей, чиновники невразумительно преподнесли законодательную инициативу как одно из сражений в войне государства с киберпанковскими мегакорпорациями, а IT-индустрия так ничего и не поняла, хотя уже должна была иметь опыт работы с подобным правовым режимом в других странах. Предлагаем разобраться в мировой тенденции реформирования налогов на добавленную стоимость, ведь Украина отстает от нее лет на 15.

Налогообложение электронных услуг в ЕС

Стремительно развивающийся рынок хостинга и облачных услуг в 2000-х годах породил рынок оплачиваемых электронных услуг, предоставляемых трансгранично, что создало интересный парадокс с налогообложением:

  1. Налог на добавленную стоимость должен был бы платить поставщик услуги, но он предоставляет услуги за рубежом (то есть экспортирует услуги), поэтому от налогов освобожден.
  2. Получатель услуги налога не платит, потому как он налогами традиционно не озабочен.

Итак, непрямые налоги вроде бы кто-то должен был платить, но у государственных органов не получалось указать пальцем прямо на плательщика.

Государственные органы не могли терпеть настолько фундаментальную дыру в доходной части бюджета, а вдобавок к середине 2000-х в ЕС назрела необходимость гармонизации непрямого налогообложения, что привело к принятию Директивы 2006/112/ЕС от 28 ноября 2006 г. «Об общей системе налога на добавленную стоимость». Принцип налогообложения электронных услуг был следующим:

  1. Если поставщик и получатель B2C-услуг находится в ЕС, применяется ставка НДС страны поставщика.
  2. Если поставщик B2C-услуг находится за пределами ЕС, а получатель находится в ЕС, применяется ставка НДС страны получателя.

floppy diskБольшинство IT-компаний нововведение проигнорировали, ведь без сильной политической воли и международного сотрудничества обеспечить выполнение директивы было невозможно. Корпорации-мастодонты, достаточно большие, чтобы навлечь на себя ярость регулятора (такие как Amazon и Paypal), стали вести деятельность через представительства в Люксембурге, применяя самую низкую на тот момент ставку НДС в Европе.

К 2015 году государства Европейского союза сумели договориться перестать платить НДС в казну Люксембурга, расширили сотрудничество и ввели «режим одного окна» (Mini One Stop Shop, или MOSS), при котором компаниям-плательщикам необходимо было быть зарегистрированными в одной стране ЕС, вести учет по каждому потребителю, применять ставку НДС страны потребителя в ЕС, декларировать и оплачивать НДС в «единое окно» с указанием размера выплат по каждой стране.

Громоздко и неудобно? Несомненно! Система была многократно модернизирована, но и сейчас компаниям с европейскими продажами на сумму более 10 000 евро приходится проходить регистрацию и подавать такие годовые отчеты.

Налогообложение электронных услуг в США

В отличие от европейских стран, в США нет налога на добавленную стоимость, а вместо него применяется налог на продажи (Sales Tax). Компании традиционно платят его по месту эффективного ведения деятельности, что до недавнего времени было определено прецедентом National Bellas Hess vs. Department of Revenue of Illinois (1967) как физическое представительство компании.

С развитием дистанционной торговли Штаты предпринимали попытку удержать налог на продажи с импортированных товаров и услуг. Примечательно дело Quill Corp. vs. North Dakota (1992), в котором истец утверждал, что функционирование дискет (sic!) корпорации Quill в дисководах компьютеров, находящихся в Северной Дакоте, создает экономическое присутствие этой корпорации в этом штате. Довод был судом отброшен, но в формулировке уже читаются знакомые абрисы современного понимания SAAS. Quill Corp. выиграла дело.

Воодушевленный налоговой реформой в ЕС в 2015 году штат Дакота (на этот раз Южная, а не Северная) принял закон, предписывающий взимание налогов с оборотов по продажам, полученным со штата, если годовой доход, полученный в Южной Дакоте, превышает 100 000 USD. В следующие пару лет к инициативе присоединились Алабама, Индиана, Теннесси и Вайоминг, введя в непосредственную практику критерий экономической связи (economic nexus).

Компании Wayfair, Overstock.com и Newegg немедленно попытались воспрепятствовать деконструкции прецедента Quill Corp. vs. North Dakota. Судебное разбирательство длилось два года и дошло до Верховного суда США, который стал на сторону штата Южная Дакота в деле South Dakota vs. Wayfair, Inc. (2018). На сегодня уже практически каждый штат США применяет критерий economic nexus к трансграничным товарным продажам, а каждый второй — и к электронным услугам.

doom order form

Налогообложение электронных услуг в прочих странах

ЕС и США как экономические и политические лидеры сломали мировой подход к сбору непрямых налогов по месту пребывания провайдера товаров и услуг, перенеся налоговую юрисдикцию в место пребывания получателей товаров и услуг. К тенденции немедленно стали присоединяться ведущие экономики, в частности:

  • в 2015 году — ЮАР и Япония;
  • в 2016 году — Новая Зеландия;
  • в 2017 году — Россия, Австралия и Индия;
  • в 2018 году — Турция, ОАЭ, Аргентина и Бразилия;
  • в 2019 году — Канада;
  • в 2020 году — Чили, Мексика и Индонезия;
  • в 2021 году — Филиппины и Таиланд…

…и кроме вышеупомянутых — еще пять десятков стран поменьше. Очевидно, что Украина со своим «налогом на Google» следует мировой тенденции с некоторым запозданием.

К сожалению, придется смириться, что рано или поздно налогу на добавленную стоимость на электронные услуги — быть. Странно то, что IT-рынок воспринял с непониманием тот факт, что его услуги, оказывается, облагаются налогами за рубежом.

Как правильно уплатить налоги за рубежом

Бизнесу, выходя на мировой рынок электронных услуг, необходимо определиться с тем, как будет вестись деятельность и обрабатываться платежи:

  • через платформы третьих лиц (Apple Store, Google Play, Microsoft Store) или
  • непосредственно через платежные системы.

В первом случае — проще. Крупные онлайн-платформы берут на себя роль налогового агента. Они сами определят местонахождение покупателя и удержат с транзакции применимый налог. К недостаткам такого метода сбыта можно отнести комиссии до трети дохода и уплату некоторых налогов, которых при непосредственной продаже можно было бы избежать (например, имея обороты ниже налогооблагаемого минимума или небольшое количество транзакций).

Во втором случае, имея транзакции непосредственно с клиентами, IT-бизнесу приходится брать бремя учета непрямого налогообложения на себя. Наладить эту непростую рутину поможет компания VigoLex. Наши специалисты помогут стартапу и бизнесу, выходящему на мировой рынок:

  • выделить основные рынки сбыта;
  • определить режим налогообложения и ставки налогов на каждом из основных рынков;
  • внедрить учет транзакций для целей налогообложения;
  • зарегистрировать компанию в основных международных системах подачи отчетов и уплаты налогов (MOSS в ЕС и SSTRS в США);
  • зарегистрировать компанию в отдельных юрисдикциях, которые не обмениваются налоговой информацией (Россия, Индия);
  • наладить отношения с провайдерами автоматизированного налогового учета (Avalara, Octobat и пр.);
  • организовать учет и уплату налогов за рубежом.

Перспективы Украины

Очевидно, что украинскому IT-рынку недолго оставаться свободным от непрямого налогообложения. Когда именно юрисдикция начнет применять непрямое налогообложение к цифровым товарам и услугам, неясно. Но точно можно сказать, что это случится не позднее 2023 года, как указано в п. 26-1 подраздела 2 раздела XX Налогового кодекса.

Специалисты юридической компании VigoLex ознакомились с законопроектом №4184 и могут смело заявить, что в случае принятия этого закона они смогут компетентно предоставить бухгалтерские и юридические услуги иностранному бизнесу, имеющему цифровые продажи в Украине более чем на 1 миллион  гривен.

Неизбежны только смерть и налоги…

…с налогами мы можем вам помочь.